От редактора

Номер: 

Бег времени неостановим. Наука о человеке достигла сегодня небывалых высот. Почти обыденным явлением стали когда-то казавшиеся фантастическими размышления о так называемой точной, или «персонализированной медицине», выстроенной с максимально полным учётом индивидуальных особенностей каждого человека, его глубинных генетических данных.

А что же педагогика? Топчется на месте? Хранит молчание? Впадает в бесплодную риторику красивых фраз, втайне мечтая об иллюзорных, сказочно прекрасных горизонтах будущего? Нет. Суть дела, думается, заключена в том, что в области живой практической педагогической деятельности, особенно в ее воспитательном компоненте, взятом в российской версии исполнения, исход дела решает, прежде всего, талант педагога. Но талант, по сегодняшним нашим научным меркам — непостижим, всегда исполнен массы трудноразрешимых противоречий и парадоксов. Конечно, может быть и впрямь великие умы современности когда-нибудь расшифруют геном человеческого таланта, разложат его на элементарные составные части и сделают объектом прямого административного управления? Может быть. Но сегодня мы пока ещё можем ориентироваться на свою эмоционально-психологическую проницательность, развитый профессиональный вкус и навык вдумчивого теоретико-методического анализа.

Фактически любая статья воспитателя-профессионала может стать предметом для критического дифференциально-диагностического анализа. В этой связи, читая, давайте смотреть, есть ли в данной конкретной статье «искреннее дыхание таланта»? Ответ на этот вопрос имеет ко всему прочему и немалую социально-профессиональную значимость. Аксиома проста: только пробудившийся, практически раскрывшийся профессиональный воспитательный талант пусть незаметно, исподволь, из глубины души человеческой определяет вектор поступательного движения всей современной российской научно-практической мысли. Преувеличения здесь нет. Ну, а может критически читаемая вами статья коллеги-профессионала насквозь придуманная, сухая, рационально изобретённая, искусственно, механически составленная из каких-то чужих слов и высокопарных терминологически устоявшихся выражений? Хотя, вполне возможно, имеющая под собой обилие ярких эмоционально пережитых воспитателем педагогических фактов. Именно здесь, при таком ракурсе постановки вопроса, воочию обнаруживает себя главный водораздел профессиональной мысли педагога-воспитателя. Все остальное — детали.

Конечно, творчески одаренный педагог-воспитатель может написать к случаю совершенно никчемную безликую статью, не соответствующую истинной природе его дарования, пусть даже и самого что ни на есть скромного. Ведь в том-то и заключена противоречивая природа талантливого человека. Поэтому эксперту-читателю воспитательных статей следует всегда быть начеку, стараться не делать по любому случайному поводу каких-то скоропалительных категоричных выводов. Учиться, короче, профессиональной этике. Мастерски это умел делать, кстати говоря, Антон Павлович Чехов, подвергая, например, вдумчивой критике литературное творчество начинающего Алексея Максимовича Горького. Постарайтесь уловить далее скрытую ассоциативную связь в приводимой цитате из письма Чехова главному редактору одного из популярных журналов: «Письмо, написанное Вам Горьким, конечно, симпатично, как и все, что он пишет, но оно не написано, а сделано, в нем нет ни молодости, ни толстовской уверенности, и оно недостаточно коротко» (выделено нами — Л.Б.).

Будем же стараться избегать указанных пороков при написании журнальных статей. Мудрой Вам уверенности, молодости души и, конечно же, краткости. Именно той краткости, которая состоит в самом близком родстве с искренним педагогическим талантом и не является печальным следствием бессмысленно растраченных Вами душевных сил. Ну, а контрольно-измерительный инструментарий, выстроенный на самых последних достижениях современного научно-теоретического знания, пусть будет для всех нас только лишь верным подспорьем, не претендующим на всеохватность и концептуальное владычество.