Обобщение опыта творческой абилитационной деятельности в системе дополнительного образования

Номер: 

Муниципальное казенное учреждение дополнительного образования города Новосибирска «Детский оздоровительно-образовательный (социально-педагогический) центр А. И. Бороздина заявило о своем существовании в далеком теперь уже 1991 году. Алексей Иванович Бороздин — талантливый новосибирский педагог-музыкант, предложивший широкой педагогической общественности свой собственный, оригинальный, авторский метод работы с детьми, имеющими средние и тяжелые нарушения психического развития [1]. Сфера научно-практической локализации его творческого метода — абилитационная педагогика.

Абилитация (от лат. а — отрицание, habilis пригодный, приспособленный), есть, по мнению доктора педагогических наук Л. В. Мардахаева, комплекс мер (услуг), направленный на формирование новых и усиление имеющихся ресурсов социального, психического и физического развития ребенка или семьи» [2, c 5]. Становление и развитие абилитационной педагогики тесно связано сегодня с выявлением, обобщением и распространением творческого педагогического опыта [3; 4; 5; 6]. Для решения этой чрезвычайно важной задачи 21 ноября 2003 года в Новосибирске был создан Областной методический центр абилитационной педагогики (ОМЦАП). И непосредственным поводом для открытия методического центра послужил успешный практический опыт абилитационной деятельности Алексея Ивановича Бороздина.

В рамках запланированной целевой программы исследовательско-методической деятельности ОМЦАП в 2018 году был подготовлен методический видеоальбом, посвященный творческой абилитационной педагогической деятельности А. И. Бороздина. Новосибирский кинорежиссер Вадим Воронцов, тщательно изучив имеющиеся в архиве ОМЦАП видеоматериалы, отсняв значительный объем новой визуально-методической продукции создал дискретно-панорамный видеоряд, безусловно, нуждающийся в последующем поиске и апробации разнообразных способов его многопланового использования с различными категориями практических педагогических работников. В русле осуществления данной поисково-исследовательской деятельности автору настоящей статьи предложили подготовить критическую рецензию, которая фактически вылилась в эскизный проект психолого-педагогической модели, обобщающей — структурно и содержательно — сущность творческой абилитационной деятельности А. И. Бороздина, его авторский педагогический подход к делу абилитации. Текст этой рецензии я и привожу ниже.

Методический видеоальбом «Творческий портрет А. И. Бороздина», включает в себя девять видеосюжетов, с психолого-педагогической точки зрения представляющих собой относительно самостоятельные рефлексивно-творческие акты педагога-абилитолога А. И. Бороздина, нацеленные на обобщение собственного музыкально-педагогического опыта. В основе такого рефлексивно-обобщающего подхода — поиск средств, способов и механизмов организации продуктивного абилитационного процесса, а также выделение в целостном творческом музыкально-коммуникативном процессе наиболее эффективных способов индивидуального отражения, отношения и обращения с детьми-инвалидами, имеющими средние и тяжелые формы нарушения психического развития.

Часть видеосюжетов представляет собой формат интервью, в котором вопросы журналиста помогают увидеть приоритетное направление движения авторской мысли и ее ценностно-смысловой контур, понять такое движение в контексте коррекционно-развивающего музыкально-педагогического воздействия. Другая же часть видеосюжетов, по сути, есть демонстрация уроков, где раскрываются особенности живого, творчески насыщенного общения с ребенком, а также последующие авторские воспоминания-комментарии, связанные с разными периодами его профессиональной деятельности, размышления о наиболее острых проблемах выстраивания исключительно сложного процесса музыкально-корректирующего общения.

Каждый видеосюжет представляет собой краткое, но при этом относительно самостоятельное и творчески концентрированное психолого-педагогическое высказывание, в котором аналитическим путем можно ясно выделить следующие три линии-направления: 1. Личность педагога-абилитолога. 2. Сам процесс музыкально-педагогического воздействия и построение коммуникации с ребенком и его семьей. 3. Перспективы развития абилитации в контексте реализации личностного потенциала ребенка, повышение его самостоятельности, возможности более продуктивного жизненного (социального) самоопределения.

Рассмотрим теперь по порядку три выделенные линии-направления анализа опыта музыкальной абилитационной практики новосибирского педагога-новатора Алексея Ивановича Бороздина.

Прежде всего, обращает на себя внимание открытость новому опыту, отсутствие жестких стереотипов восприятия, избегание негативных социально-психологических установок, уход от ярлыков и стигматизации в отношении так называемых тяжелых детей-инвалидов со стороны А. И. Бороздина. Автор-педагог исходит из необходимости доверия в общении с ребенком и его ближайшим социальным окружением. Как отмечает сам Алексей Иванович, доверие к ребенку, его робким, часто неуверенным (в силу запретов близких, стиля воспитания в семье) попыткам попробовать свои силы, выразить свои эмоции, чувства и переживания в интонировании, вокализации, а также удовлетворить потребность в общении и принятии в совместном пении или игре на музыкальном инструменте. На мой взгляд, данную коммуникативную стратегию раскрытия жизненного потенциала личности ребенка можно определить как движение от воспроизведения отдельных звуков к более самостоятельным творческим актам, в которых с течением времени все отчетливее проявляются индивидуально-психологические особенности ребенка, его доминирующие потребности и эмоциональные состояния, мотивация достижения успеха в жизненной самореализации. Именно благодаря музыкально-педагогическому воздействию на сохранные психические процессы педагогу-абилитологу А. И. Бороздину удается сначала обнаружить, а затем перевести, в некоторых случаях, трансформировать непродуктивные дезадаптивные коммуникативные состояния в продуктивные. Музыкально-педагогическая абилитация как форма коррекционно-развивающей работы представляет собой процесс социальной фасилитации, в котором обнаруживается определенная динамика продуктивных коммуникативных состояний ребенка-инвалида, повышающих его когнитивную и творческую автономность как личности. Каждое занятие, по своей сути, есть новая коммуникативная ситуация, создающая внутри традиционной формы коррекционно-развивающей работы каждый раз новое уникальное пространство музыкально-педагогического общения, в котором доминантное эмоциональное состояние ребенка входит в резонанс с выбором музыкального материала и его музыкально-терапевтической интерпретацией по отношению к индивидуальным возможностям ребенка со стороны педагога-абилитолога.

Здесь мы постепенно подошли ко второму направлению анализа методического видеоальбома, в котором педагог-абилитолог А. И. Бороздин определяет необходимые составляющие успешного процесса абилитации, его основные формы, средства и методические приемы. На мой взгляд, понятие, которое в наилучшей мере может выразить существенные характеристики процесса общения педагога и ребенка — это понятие коммуникативного состояния. Подготовку к общению с ребенком А. И. Бороздин начинает не с изучения медицинской документации, раскрывающей только те стороны медицинского диагноза, которые являются факторами стигматизации и отказа со стороны многих специалистов от планирования и реализации коррекционно-развивающей работы как неперспективной с данной категорией детей. В этой связи уместно будет упомянуть о том, что сам диагноз является результатом развития медицинского понятийного мышления. Диагноз есть категориальный аппарат, с помощью которого происходит распознавание состояния человека. Что мы способны распознать с помощью диагноза, который фиксирует историю развития ребенка на данный момент? В контексте абилитации, нас, в большей степени интересует перспектива развития, которая предполагает определенную педагогическую интуицию и чувствительность к тем индивидуально-психологическим особенностям детей, которые они проявляют во всем многообразии жизненных коммуникативных ситуаций, а не только в ситуации медицинской экспертизы, где формулируется диагноз. Медицинский диагноз представляет собой констатацию неврологического и психосоматического статуса ребенка, но не фиксирует состояние его души, его устремления, чаяния и переживания.

Общение начинается с изучения социально-психологического климата семьи, в котором складывается к определенному возрасту ребенка типичная эмоциональная атмосфера. Данная эмоциональная атмосфера во многом определяет формирование позитивного или негативного настроя на работу со специалистом, доверие к нему и к возможностям ребенка, а также общую продуктивность целостного процесса абилитации. В этом целостном процессе необходимо выделить подсистему отношений «семья — ребенок — педагог-абилитолог — социальные институты», в которой при переходе от одного субъекта воздействия к другому необходимо соблюдать принцип равно разделяемых всеми субъектами ценностно-смысловых аспектов раскрытия творческого потенциала ребенка-инвалида в контексте задач расширения жизненного социального пространства взросления ребенка и укрепления степени его заинтересованности в направлении собственной автономности.

Достаточно широко сегодня известный психолог-исследователь А. У. Хараш вводит понятие «коммуникативное состояние», понимаемое им как установка или «преднастройка» на определенный вид или содержание общения. Такое состояние детерминируется, по его справедливому мнению, двояким образом — и самим субъектом общения, и его ожиданиями, то есть готовностью принять воздействие со стороны другого субъекта. Состояние это чрезвычайно динамичное, изменяющееся в самом процессе взаимодействия. Данные, теоретически аргументированные положения А. У. Хараша позволяют нам выдвинуть гипотезу о том, что доверие как субъективное личностное отношение к другому существует во внутриличностном пространстве субъекта (представленное ему как определенное ценностное переживание другого) и в процессе общения и взаимодействия как бы «выносится» вовне, в «околоиндивидное» пространство, причем, обоими субъектами взаимодействия. В зависимости от того, как оно «читается» или интерпретируется субъектами в самом процессе взаимодействия и общения, оно порождает различные эмпирически регистрируемые феномены самого взаимодействия, а также корректируется обоими участниками во время взаимодействия.

На мой взгляд, возможности такой корректировки содержатся в самом процессе музыкально-педагогической абилитации. Отсутствие равнодушия, доверие к базовым возможностям ребенка и способность их адекватно воспринимать, умение сделать выбор в пользу развивающей совместной деятельности — все это присутствует в работе Алексея Ивановича Бороздина: с одной стороны — присутствует знание и логика музыкального материала, подкрепленные пониманием стратегии и тактики музыкально-педагогического воздействия, а с другой — ярко выраженная музыкально-педагогическая интуиция, позволяющая оперативно, в кратчайшие сроки, найти верный музыкальный и эмоциональный тон в коммуникации. Такой профессионально-педагогический подход в целом позитивно сказывается на развитии музыкально-перцептивных и социально-перцептивных способностей детей, минимизируя факторы дезадаптивной апперцепции и максимизируя тот коммуникативный, когнитивный и творческий опыт, в котором возможен переход от сопротивления ребенка к интересу, к стремлению творчески апробировать возможности своего организма и личности как субъекта жизнедеятельности в целом.

Размышляя о построении процесса музыкально-педагогической коммуникации с аутичными детьми, Алексей Иванович Бороздин обращает внимание на поиск резервных возможностей развития личности ребенка. Сам процесс абилитации по отношению к детям с аутизмом может быть более продуктивным при условии, что педагог сможет совместно с родителями и другими специалистами определить такие способности ребенка. На примере одного из видеосюжетов мы видим, что абсолютный музыкальный слух у ребенка с аутизмом как раз и является такой резервной возможностью. В музыкально-педагогическом коммуникативном акте ребенка с аутизмом важен учет тех факторов, которые составляют психологическую защиту и предмет внимания ребенка. В приведенном видеосюжете таким предметом для ребенка явилась кукла, которая, с одной стороны, оберегала и защищала, а с другой — помогала общаться и концентрировать внимание. Как отмечает сам А. И. Бороздин, не все естественное для нас — взрослых, оказывается привычным для детей. Он указывает на необходимость постепенного введения ребенка в круг новых для него деятельностно-практических ситуаций.

Вхождение в повседневную жизнь представляет собой для ребенка тонкий и длительный процесс. Данный процесс регулируется жизненной доминантой конкретного ребенка. Процесс этот может быть определен как сложная система интер- и интрапсихологических отношений по формуле: «когнитивно-аффективные барьеры личности — музыкально-эмоциональные доминанты — интерес к новым жизненным ситуациям». Выражение принципа доминанты на первых этапах в музыкальном материале, а уже затем — в контексте целостной жизни ребенка, где его социально-перцептивные способности могут получить применение и дальнейшее развитие в новых коммуникативных ситуациях со взрослыми, сверстниками, животными и окружающим миром в целом, служит важным условием успешного музыкально-педагогического воздействия. Определение направлений и способов музыкально-педагогической абилитации детей-инвалидов и составляет третью линию-направление в анализе видеосюжетов методического видеоальбома А. И. Бороздина.

Социализация и жизненная перспектива ребенка-инвалида — это не узко педагогическая проблема, а проблема узости социального мышления, в котором деятельность отдельных специалистов, семей, социальных институтов не находит должной интеграции в силу ценностно-смысловых конфликтов, обусловленных разницей мировоззрения. Повышение продуктивности социальной и психолого-педагогической помощи в контексте целостного абилитационного процесса возможно при условии понимания субъектами данного процесса ценностно-смысловых оснований жизнедеятельности человека в контексте целостного жизненного пути. Данная смысловая установка позволяет определить уровни взаимодействия и качественные особенности, как по горизонтали, так и по вертикали социальных отношений. Все это дает нам возможность определить реальный круг применения музыкально-педагогического коррекционно-развивающего подхода А. И. Бороздина, а также выделить те целевые группы, которые в перспективе смогут выступить не только как субъекты целостного абилитационного процесса, но и как субъекты трансляции и коммуникации смыслов духовно-нравственного и социально-педагогического содержания.

Анализируя процессы абилитации, Алексей Иванович Бороздин ставит перед собой вопрос: «С чего начинать общение с ребенком?». В плоскости психолого-педагогического и специально-педагогического знания данный вопрос, по сути, представляет собой процесс поиска и осознания мотивационных и операциональных факторов, определяющих успешность работы с ребенком-инвалидом. Сам педагог-новатор называет этот процесс «педагогической разведкой», в процессе которой устанавливается контакт с ребенком-инвалидом, а также определяются коммуникативные и социально-перцептивные способности участия ребенка в продуктивном творческом диалоге. Здесь важны его ответы, эмоциональные реакции, его заинтересованность в отношении педагога и содержании музыкально-педагогического процесса. Таким образом, главная цель педагогической разведки в процессе абилитации — это поиск резервных возможностей психики и определение стратегии направления коррекционно-развивающей работы.

Анализируя свой профессиональный опыт, Алексей Иванович обращает внимание на то, как много дала ему работа в музыкальной школе и частная практика при подготовке детей в музыкальную школу. Такая деятельность позволила ему уже в 1991 году создать собственный абилитационный центр по работе с детьми-инвалидами. Главными принципами взаимодействия в коллективе специалистов центра были чувство близости к ребенку, эмпатия и подстройка под его поведение, позитивный настрой во взаимоотношениях с детьми и родителями. Как отмечает сам Алексей Иванович Бороздин: «Ребенок должен войти в сердце!». Главное во взаимоотношениях с детьми — это способность сохранять мир и спокойствие. Здесь уместно привести такую метафору: только в спокойной воде можно увидеть целостное отражение. За более чем двадцатилетний опыт поисково-исследовательской работы деятельность центра, его основателя и сотрудников-единомышленников получила высокую мировую и отечественную оценку со стороны многих авторитетных специалистов. И это вполне заслуженная дань справедливости вдумчивому методико-педагогическому энтузиазму.

Взаимодействие сотрудников Детского оздоровительно-образовательного (социально-педагогического) центра А. И. Бороздина при системной организации работы с детьми строится, так сказать, по «бригадному принципу». С ребенком работают три человека: музыкант, художник и педагог по общему развитию. Возможность длительного пребывания детей в центре, постепенный переход от индивидуальных занятий к работе в парах определяет первый этап социализации абилитируемого ребенка-инвалида.

Алексей Иванович Бороздин неоднократно отмечает, что при создании центра не было честолюбивых и материальных замыслов. Главным условием успешной работы была установка на то, что специалист имеет дело с ребенком, а не с диагнозом. История становления и развития Центра А. И. Бороздина показала, что существуют и психологически оправдывают себя иные, не честолюбиво-ценностные ориентации при работе с детьми-инвалидами и их семьями. Безусловно, данный опыт нуждается в соответствующей нормативно-правовой базе (например: в создании законов, регламентирующих такого рода индивидуальную работу с инвалидами).

Наблюдая за работой талантливого педагога-абилитолога Алексея Ивановича Бороздина, можно увидеть, как он использует упражнения в форме активизирующей сказки: на фоне музыки идет диалог с ребенком, который сопровождается организацией психомоторики и активизацией всех сенсорных систем организма. Так, например, в упражнении «Кролик и улитка» мы видим, как происходит развитие дифференцировки восприятия. Это происходит за счет чередования разной темпо-ритмической выразительной основы в поведении героев сказки. Через различный характер музыки передаются движения героев, которые ребенок затем может также воспроизвести (например: как улитка ползет, или как кролик прыгает). Здесь же происходит и социально-нравственное развитие ребенка-инвалида: «пообедал сам — покорми кролика». Активно при такой форме коррекционно-развивающих занятий используется интонационно-чувственная основа развития музыкального восприятия, эмоционального слуха, а также психомоторики детей.

Что свидетельствует реальная жизнь? Среди выпускников центра Бороздина есть и актер московского театра, и иконописец, и много других замечательных людей, от которых, в свое время, отказывались многие специалисты. Важнейшим фактором в работе Алексея Ивановича Бороздина выступает его вера в Бога и в творческие возможности человека. В материалах рецензируемого методического видеопособия он неоднократно благодарит Бога за свой талант и за возможность быть нужным людям. Его творчески насыщенная работа является смыслом его жизни. Завершая нашу рецензию на цикл видеосюжетов из методического альбома А. И. Бороздина, необходимо отметить, что чудо рождения ребенка-инвалида из небытия происходит не только в системе горизонтальных отношений членов семьи и специалистов центра, но также и по вертикали — по пути жизненно-смыслового восхождения к Богу и обретения, таким образом, радости жизни.

На наш взгляд, многогранный и обширный опыт абилитации, отраженный в девяти небольших авторских видеозарисовках А. И. Бороздина, может быть востребован разными целевыми аудиториями при решении задач в сфере правовой, специально-педагогической, коррекционно-развивающей и творческой деятельности. Опыт центра А. И. Бороздина прежде всего будет интересен профессиональным группам субъектов инклюзивного и дополнительного образования. Педагоги, преподаватели социологии и психологии, исследователи вопросов детства, семейные психологи найдут в данном методическом альбоме ценную и полезную для себя информацию. Многолетняя успешная деятельность Центра А. И. Бороздина показала, насколько важна консолидация общества в вопросах социализации детей-инвалидов. Семьи с детьми-инвалидами не должны быть изолированы от полноценной жизни. Существенную помощь в развитии абилитационной педагогики могут оказывать студенты и добровольцы на уровне практической помощи и наработки опыта, аспиранты и магистры на уровне развития своих научных исследований. Особое значение приобретает квалифицированная пропаганда абилитационных подходов в СМИ: журналисты и представители творческих профессий способны осуществлять трансляцию идей абилитационной педагогики в художественной форме (кинематографу и театру принадлежит в данном вопросе не последняя роль). Фактор веры и духовного единства оказывается решающим на долгом пути социализации детей-инвалидов. Все это требует настойчивости, внимания и доброты. Особую роль играет взаимодействие с религиозными организациями по вопросам социокультурного и духовно-нравственного развития. В Русской православной церкви, по свидетельству многих исследователей, накоплен богатый опыт взаимодействия с семьями, воспитывающими детей-инвалидов, а также сложились определенные педагогические традиции в практике социокультурной адаптации детей-инвалидов и их родителей, а шире — всех субъектов целостного интегрированного абилитационного педагогического процесса.

Методический видеоальбом «Творческий портрет А. И. Бороздина» может быть рекомендован к внедрению как эффективная вариативная модель авторской абилитационной педагогики, а также быть использован в качестве иллюстративного материала при подготовке специалистов-гуманитариев, работающих с детьми. Он будет востребован в преподавании психолого-педагогических, социологических, культурологических дисциплин в вузах, в системе повышения квалификации и профессиональной переподготовки при проведении конференций, круглых столов, семинаров по обмену опытом работы с семьями, воспитывающими детей-инвалидов.

Список литературы

1. Боровиков, Л. И. Искусство абилитации. Школа А. И. Бороздина. К теоретическому обоснованию авторской педагогической модели / Л. И. Боровиков // Сибирский учитель. — 2015. — № 3. — С. 19–23. 
2. Социальная педагогика : краткий словарь понятий и терминов / Сост. Л. В. Мардахаев. — М. : Изд-во РГСУ, 2016. — 356 с.
3. Абилитационная педагогика в вопросах и ответах : методическое пособие в 5 частях. Ч. I. Развитие профессионального мастерства / Под науч. ред. Л. И. Боровикова. — Новосибирск : Изд-во НИПКиПРО, 2015. — 80 с.
4. Абилитационная педагогика в вопросах и ответах : методическое пособие в 5 частях. Ч. II. Взаимодействие с родителями / Под науч. ред. Л. И. Боровикова. — Новосибирск : Изд-во НИПКиПРО, 2016. — 88 с.
5. Абилитационная педагогика в вопросах и ответах : методическое пособие в 5 частях. Ч. III. Искусство общения / Под науч. ред. Л. И. Боровикова. — Новосибирск : Изд-во НИПКиПРО, 2017. — 96 с.
6. Абилитационная педагогика в вопросах и ответах : Методическое пособие в 5 частях. Ч. IV. Системная диагностика / Под науч. ред. Л. И. Боровикова. — Новосибирск : Изд-во НИПКиПРО, 2018. — 104 с.