Реализация метода сотворчества детей и взрослых на занятиях художественной кляксотерапией в классах корекционного обучения

Номер: 

Вначале я кратко раскрою суть длительно практикуемого мною метода художественной кляксотерапии (ХКТ). В его стратегическом социально-педагогическом основании — сотворчество, осуществляемое на том уровне, который доступен профессионально неподготовленным родителям и их детям, имеющим средние и тяжелые формы комплексного нарушения развития, включая РАС. В художественно-психологической основе — актуализируемое мною на совместных занятиях детей и взрослых явление эмоционального резонанса. А в организационно-методическом плане — моя авторская технология работы, имеющая различные вариативные подходы в практическом осуществлении, вытекающие из диагностически фиксируемых субъективных эмоционально-художественных предпочтений детей и родителей на предлагаемую им совместную творческую деятельность. [1; 2 и др.] 
Так, целенаправленно выстраивая художественно-обучающие отношения в рамках наиболее часто используемой нами формы — мастер-класс, я предлагаю участникам налить на лист бумаги воду или жидкую белую акриловую краску. А пока лист мокрый, на него нанести, налить, либо накапать тот цвет, который в данный момент кажется желательным каждому конкретному участнику мастер-класса. Можно также просто брать колеры и ими работать, а можно подобрать разные цвета акрила и разбрызгивать, лить в пространство листа. 
Каждый участник происходящего художественно-обучающего события обязательно наблюдает процесс растекания — это должно быть подготовлено и осуществляться как особого рода «чувствование», как своеобразное эмоционально-творческое состояние — своего рода художественная медитация. Если у кого-либо вдруг появится спонтанное желание к проявлению ситуативной перцептивной активности, то лист можно поднять и посмотреть, как удивительно своеобразно текут «волны», «реки» этого цвета, как соединяясь с другим цветом, вдруг создается какой-то свой, новый, уникальный, причудливый, даже скажем — фантастический оттенок. А можно, конечно же, просто той же кистью соединить все появившиеся цвета. Самое важное здесь — это восхищение моментом возникновения нового цвета, волшебным превращением и последующим, почти мгновенным, интуитивным, постижением — насколько данному участнику нужен будет появившийся вдруг цвет в предстоящем художественно-творческом процессе. 
По многочисленным психолого-педагогическим наблюдениям могу смело утверждать: уже в этот момент у участников нашей встречи проявляется в душе ощущение мира и спокойствия, подкрепленного предвкушением будущего творчества.
Мой мастер-класс, который я в привычном обиходе обычно называю «урок кляксотерапии», как правило, включают в себя следующие три этапа: 
Первый этап — это индивидуальное художественно-творческое самовыражение, где каждый участник самостоятельно, используя четыре основных цвета: красный, зеленый, желтый, синий, выбирает и записывает сначала первый основной для себя цвет, а затем следующие по предпочтениям — второй, третий, четвертый — не основные, так сказать. За счет такого выделения можно определить, например, какие разные «типы цветового поведения» могут быть представлены на занятии. Первично мы работаем с четырьмя цветами, но потом в индивидуальной форме работы можно задействовать весь спектр радуги и рисовать, например, выделяя свой основной цвет и его оттенки, избранные для себя на сегодня, то есть, в сущности, гармонизируя свое настроение, свое внутреннее состояние. 
Второй этап — активное вхождение во взаимодействие не только с самим собой, но и через себя с другим миром. Здесь организуется работа в парах. Они начинают творчески взаимодействовать друг с другом. В парах могут быть объединены между собой дети, взрослые, дети и взрослые. Могут оказаться друзья, а могут быть и совершенно незнакомые люди. Почувствовать другого, вместе раскрыть тему, решить единую задачу — это не просто интересно, но и в чем-то ответственно. Работа может осуществляться в тишине, а может сопровождаться соответствующей релаксационной музыкой. 
Когда работа завершается, участники попарно приступают к рассказыванию своей истории — они сообща создают фантастический образ-рассказ, который они запечатлели в своем совместном творчестве. Это есть фактическое завершение процесса построения общего творческого пространства. Кстати, картину, в ходе рассказывания, можно поворачивать вверх и вниз. В этом случае по-разному будут отражаться образы, а значит, рассказ будет расширяться вслед за преобразившимся пространством картины. 
Третий этап, наверное, самый психологически показательный в работе. Его цель — научиться взаимодействовать в возникшем большом творческом коллективе. Лист берем чуть большего формата, а предварительная со-настройка проходит по-разному — здесь все будет завесить от сложившегося в данном временном творческом коллективе микроклимата. Глядя на картину, участники сообща составляют коллективный образ-рассказ. Каждый выражает свои эмоции, чувства и переживания. А все вместе — создают уникальную общую атмосферу. Обычно здесь-то как раз и начинается кульминационное оживление, возникает общий эмоциональный подъем. Значит, дверь к себе и к открытому взаимосопереживанию была успешно открыта: каждый участник стал потенциально значимым для динамично формируемого временного творческого коллектива детей и взрослых. Возникла желательная для художественной кляксотерапии атмосфера сотворческих отношений. 
Представлю теперь методическое описание одного конкретного примера успешно организуемого художественного сотворчества в рамках занятия по кляксотерапии с детьми с разными формами ОВЗ в классе коррекции. Это — одна из возможных моих методико-психологический вариаций воплощения в жизнь авторской технологической модели. Сразу замечу — родители всегда присутствуют во время проведения такого урока-мастер-класса. С одной стороны, они помогают детям, с другой стороны, наблюдая за детьми и педагогом, они сами учатся, как можно взаимодействовать и вести домашнее занятие с ребенком. Но только этого, одноразового художественно впечатляющего мероприятия для продуктивной педагогической работы, конечно же, бывает явно недостаточно. Поэтому мы стараемся организовать серию преемственно связанных между собой занятий. 
Наши встречи с родителями — это, условно говоря, тренинги по занятиям ИЗО. Проходят они интересно и познавательно. Здесь встречается много, на первый взгляд почти между собой не связанных случаев. Вот мальчик, назовем его, к примеру, Гена с заболеванием Дауна. С ним на уроке папа, они сидят за столом рядом, ведь мальчик уже взрослый — ему двенадцатый год, он знает, что такое рисование и как работать кистью. Следующие дети, присутствующие на уроке — аутисты. Девочка назовем ее Ника, ей девять лет, пришла с мамой и сидит у нее на коленях. Она устала, так как перед встречей на уроке у нее были дополнительные занятия. А вот еще мама пришла на занятия с Костей, которому шесть лет. На игровой площадке его заинтересовали игрушки, и он пока не подходит к нам. Мама сказала, что если ему будет интересно — он подойдет к столу и будет рисовать. Мальчик, как мне кажется, боковым зрением видит, чем мы занимаемся за столом. Еще мама и девочка Варя, тоже взрослая, лет десяти. Она недавно в классе и пока не садится к нам — знакомится с пространством и коллективом. 
Первый этап. Мы расставляем на столе краску в больших объемах, раскладываем разного размера кисти, бумагу. Предварительно для первого этапа раскладываются маленькие форматы в виде небольших бумажных тарелочек. Для родителей показываю и рассказываю о самой методике рисования. Все начинают творить. Мамам, папам обычно нравится работать в этой технике: они давно так не рисовали! Дети — Ника и Гена включаются в сотворение. Костя чуть позже подходит к нам и начинает рисовать. Причем это как-то между прочим. Он подходит несколько раз и рисует на нескольких тарелочках. 
Второй этап прошел почти незаметно, включая как бы первый этап, т.к. рисовали тоже на тарелочках, но совместно с родителями. Родители были как дети, они изучали взаимодействие красок, как они соединяются друг с другом, как расходятся на пространстве бумаги. Ребята, видели радость своих близких, их детскость и тоже радовались. 
Третий этап, предложенный группе, был принят с удивлением, т. к. видимо, родители так не пробовали коллективно рисовать. Рисовали на формате А3, и каждый вносил свои мазки. Гене очень понравилось рисовать совместно, он радовался, улыбался. Несколько раз он начинал свое действо в картине. Ему давалось все пространство листа, и все ждали, когда он поработает с кистью и цветом. Константин тоже вносил свою радость на бумагу. В это время Ника уже устала и перестала рисовать, думаю, что сказалось двойное занятие. Замечу, что для таких деток, нужно регламентировать работу на занятиях. Если уже ребенок прошел занятия, то ему требуется отдых и «распаковка» знаний. 
В конце третьего этапа взрослые помогли детям завершить коллективное произведение. Каждый родитель смотрел на свои и общие произведения и рассказывал о своих впечатлениях и своем выстроенном художественно-творческом пространстве. Все радовались, а дети даже начали танцевать под музыку, которая тут же появилась. 
Через пару недель учитель рассказал, как Костик заинтересовался творчеством. Ему нужно теперь не только рисовать, но и лепить и клеить.
Таким образом, во-первых, родители поняли, что процесс сотворчества — это здорово и следует чаще этим заниматься. А значит, наши встречи будут продолжаться, и мы будем из занятия в занятие наблюдать процесс гармоничного развития не только детей, но родителей, их сотворение, взаимодействие друг с другом. Во-вторых, мы убедились, что весь процесс обучения действием в сотворчестве с родителями активнее реализуется через полученный опыт в игре, осуществляется на фоне радости и свободном проявлении личности ребенка. Можно еще сказать, что представленный здесь метод — это еще и скрытая, косвенная диагностика внутренних желаний, состояний и умений ребенка, а также налаживание гармоничной связи ребенка и родителя. А в объективно-диагностическом плане мы стремимся сегодня создать под каждую успешно апробируемую вариативную технологическую схему художественной кляксотерапии соответствующую ей композицию контрольно-тестовых заданий [3], вытекающих из концептуальной модели синтеза естественно-научного и гуманитарно-эстетического знания [4]. Реально это сегодня уже воплощено на уровне сравнительно-сопоставительного анализа особенностей реализации методики ХКТ с абилитируемыми детьми и детьми группы статистической нормы развития [5].

Список литературы:
1. Михеева Н.В. «Сотворчество как средство абилитации» // Абилитационная педагогика в вопросах и ответах. Методическое пособие в 5 частях. Часть II: Взаимодействие с родителями / Под ред. Л.И. Боровикова. - Новосибирск, Изд-во НИПКиПРО, 2016, с. 43 – 46.
2. Михеева Н.В. Ресурсы абилитационной педагогики. Метод обучения совместным творческим действиям // Практика применения современных образовательных технологий в процессе реализации ФГОС: Всероссийская научно-практическая конференция, январь – март 2016 г. // Наукоград: электронное периодическое издание. -  URL.: http: //nauka-it.ru (дата обращения: 09.10. 2019)
3. Аванесов В.С. Композиция тестовых заданий. –М.: Издательство «Адепт», 1998. – 2017 с. 
4. Величковский Б.М., Валуева Е.А., Ушаков Д.В. Новые подходы в исследовании творческого мышления: от феноменологии инсайта к объективным методам и нейросетевым моделям // Вопросы психологии. – 2019. – № 3. –С. 3 – 8. 
5. Михеева Н.В. Сравнительно-сопоставительный анализ особенностей реализации методики ХКТ с абилитируемыми детьми и детьми группы статистической нормы развития // Абилитационная педагогика в вопросах и ответах. Методическое пособие в 5 частях. Часть III: Искусство общения / Под ред. Л.И. Боровикова. - Новосибирск, Изд-во НИПКиПРО, 2017, с. 89 – 90.