Неутомимый директор

Номер: 

Аннотация. В историко-педагогическом и методико-практическом планах прокомментирована высокоэффективная система школьной воспитательной работы талантливого новосибирского педагога, бывшего воспитанника-колониста А.С. Макаренко - Эдуарда Александровича Быкова

Ключевые слова: историко-педагогическое знание, педагог-воспитатель, практическая педагогика, воспитательный талант, именная школа, спортивно-трудовой лагерь, краеведение

Он не оставил после себя мемуаров — в музее хранится только собственноручно заполненная анкета воспитанника А. С. Макаренко. Он не писал многостраничных трудов по педагогике — свои педагогические принципы он применял на практике. Осталось не так много фотографий, но его помнит огромное количество его учеников.

Экскурсоводы музея истории гимназии назубок знают основные вехи его биографии, но если подробнее… Родился 8 декабря 1923 года в городе Омске. Отец, участник гражданской войны, первый секретарь Дзержинского райкома партии Москвы, участник XVII съезда ВКП (б), был расстрелян в 1936 году. Мать отправляют в лагерь в Джезказган, а мальчика лейтенант НКВД отвез в Даниловскую тюрьму как члена семьи изменников родины — ЧСИР. (Кто бы мог подумать, что через сорок лет члены райкома партии будут вставать при его появлении на партийном заседании!) Тюрьму сменила Куряжская колония, откуда он сбежал, оскорбленный грубыми словами директора в адрес отца. Как многие беспризорники он бежит на юг, в Анапу.

Некоторое время живет на полузатопленном крейсере «Гром», откуда с товарищами организовывает набеги на местные лавки и огороды. Но вскоре их ловит милиция, и малолетнего главаря отправляют под Харьков, в коммуну имени Ф. Э. Дзержинского. Новый воспитанник оказался дерзок и хмур, учился и работал с неохотой, но по ночам при свете фонарика запоем читал книги. Мальчишке повезло — нашелся человек, воспитатель коммуны (имя его, к сожалению, неизвестно), сумевший подобрать нужный, доверительный, уважительный тон, сумевший убедить, что так радостно делать добро и быть полезным людям. А потом была встреча с А. С. Макаренко, недолгая, но, как оказалось, определившая всю последующую жизнь. После коммуны, где обучился сапожному и столярному делу, попал на обувную фабрику. Там молодой мастер по фамилии Шафер убедил продолжить учебу в мясо-молочном техникуме. А мечты уносили мальчишку в далекие неизведанные земли, геологические экспедиции, опасные путешествия…

В 1941 году оказался в Омске, где жили родственники. Заявление о добровольном вступлении в ряды действующей армии написал в первый день войны, не имея полных 18 лет. В июле уже был на фронте под Ленинградом, окончил школу снайперов, воевал в батальонной разведке. Впрочем, о своей фронтовой жизни он никому ничего не рассказывал, за него говорили боевые награды, полученные в самые трагические первые месяцы войны: два ордена Красной Звезды и самая дорогая награда — медаль «За отвагу». Позже выяснилось, что уже в первом бою 26 июня 1941 года в порту Клайпеда подорвал гранатами 2 танка и уничтожил 6 немецких солдат. За неполные три года разведчик-снайпер захватил в плен двоих, уничтожил 197 вражеских солдат и офицеров, получил 11 боевых наград. В 1943 году в бою под Тихвиным был тяжело ранен: пробита грудь, перебит нерв, повисла рука, с которой он до конца жизни не снимал черную перчатку. Так в 19 лет стал инвалидом, пришлось распрощаться с юношескими мечтами о путешествиях, геологических экспедициях. Другое было предназначено ему судьбой. Позже он рассказывал, что еще в коммуне, ночами вспоминая события прошедшего дня, думал, как бы он поступил, оказавшись на месте воспитателя.

Педагогическая деятельность началась с 1947 года, после окончания педагогического института: вожатый одной из московских школ, секретарь Пушкинского райкома комсомола. С 1950 года — завуч новосибирской школы № 24, с 1956 — директор детской трудовой колонии. 1960 год — новая веха в его биографии — назначение директором в среднюю школу № 79. В школу на счастье мальчишек и девчонок пришел настоящий мужчина с романтической страстью к путешествиям, с острым чувством справедливости, сопереживания, умеющий печь сложить, плов приготовить, машину водить (с одной-то рукой!) и с безоглядной любовью к детскому школьному миру! Он не ходил по школе, а носился, как ветер. Везде успевал. Ни один поход, ни один вечер не проходили без него. На вечере затевал аттракционы, веселые массовки. Это было счастливое время молодости коллектива, сразу ставшего коллективом единомышленников.

После появления в школе нового директора ни одни каникулы больше не обходились без походов. Путевку в школьный спортивно-трудовой лагерь «Бригантина» ребята не променяли бы ни на какую другую, они проходили там школу «мастера на все руки». Зимой и весной отправлялись в Горную Шорию, летом на 14–15 лодках путешествовали по Берди, ездили на озеро Байкал и Иссык-Куль, взбирались на Таласский хребет. Так школяры знакомились с родным краем: учились разжигать костер и ставить палатку, управлять плотом и готовить ужин. Участвовали в конкурсе джентльменов и в состязании старших с младшими, хорошо узнавали друг друга, а главное — учились любить свою необъятную Родину. Выпускали огромную фотогазету «Учитесь отдыхать, потомки!». Ребята его не просто любили — боготворили.

Было много педагогических экспериментов и находок. Например, движение «1+1», когда один старшеклассник должен был опекать одного младшего школьника. Или интереснейший опыт самоуправления класса, когда в последние два года обучения ученики обходились без классного руководителя. Или шефство-дружба с сельской школой в селе Кашково Коченевского района. Открытие мемориальной стены, посвященной выпускникам школы, погибшим на фронтах Великой Отечественной, создание музея Аркадия Петровича Гайдара, поисковая и тимуровская работа — все производило огромный воспитательный эффект.

Сделать школу «теплой» для каждого ребенка, дать каждому вкусить радость познания и победы на возможном для него уровне, не читать занудливые нравоучения и наказывать за проступки, а высвечивать красоту и радость дружбы, благородства, любви, звать и вести к осмыслению нравственной и физической жизни — таковой была роль учителя 79-й школы. А еще в школе ценились профессионализм, эрудиция, порядочность и неординарность. Случайные люди здесь не задерживались.

…Он приходил в школу раньше всех, открывал настежь дверь своего маленького кабинета, иногда включал хорошую музыку. Учителя и ученики до сих пор вспоминают эту открытую дверь: тепло на сердце — вот он на месте, рядом, можно зайти, поговорить, спросить, просто поздороваться и улыбнуться. В его манере держаться не было солидности и значительности, не было расстояния. Он был вместе с ребятами в их играх, на смотрах, парадах, на поле совхозном и волейбольном. Он играл на трубе в школьном оркестре и учил танцевать вальс. Сам очень красиво танцевал. Очарованные девчонки на школьных вечерах с нетерпением ждали «белый танец», чтобы, замирая, пролететь через зал и успеть пригласить на танец своего директора.

Авторитет его у учащихся был заслуженный и огромный. Им гордились, ему подражали, о нем рассказывали. Его одобрение или осуждение были решающими. Стиль общения с ребятами — сердечный, уважительный, но и требовательный в вопросах нравственности и труда — был принят педагогическим коллективом. Вызывали симпатию его отношения с родителями — одинаково приветливое, заинтересованное, независимо от социального статуса родителей, будь то женщина в телогрейке, цыганка или интеллигентная дама.

Бешеный темп жизни, стремление прийти на помощь, неприятие жестокости и несправедливости, старые раны не могли не сказаться на здоровье — инсульт. Год без любимой работы, год изнурительных тренировок пораженного параличом тела. В школу приходили написанные под его диктовку письма: «Как я хочу к вам. Душа с вами, сердце и мозг тоже! Только мощи здесь», «Есть хорошая идея. Придете — расскажу», «Как дела у нас в школе? Помните о душевном отношении к ребятам. Как новый математик? Как кружки? Как занимаются мои восьмые и десятые классы? Провели ли пионерский старт? Очень хочу верить, что в школе будет все хорошо. Чувствую себя прескверно, потому что я не с вами. Привет всем учителям, моим милым коллегам, моим заместителям! Привет ребятам!»

Он вернулся в школу и руководил ею еще 9 лет, не делая поблажек, работая на пределе возможного, живя школой.

…Когда его не стало, соратники и ученики обратились к властям с просьбой установить на здании школы мемориальную доску. Отказали. Дескать, в городе много школ и много достойных директоров. Со временем в Доме учителя появилась галерея «Легенды новосибирского образования». Один из портретов — его. А в 2016/17 учебном году благодаря проекту Общероссийского народного фронта «Имя героя — школе» бывшая 79-я, ныне гимназия № 13, получила имя своего многолетнего директора, ученика А. С. Макаренко, фронтовика, Учителя учеников и учителей — Эдуарда Александровича Быкова. Школа, которую в свое время в городе так и называли «быковская», официально стала таковой.