Педагогический триумф художника П. П. Чистякова: методологическое прикосновение к тайне

Номер: 

За вереницей быстротекущих лет ушедшего от нас в прошлое ХХ столетия в истории отечественного художественного образования сегодня как-то по-особенному рельефно просматривается деятельность талантливого художника и педагога Павла Петровича Чистякова (1832-1919). В наши дни никто, пожалуй, не станет всерьез спорить по поводу факта значительного влияния на реализуемую сегодня в России модель профессионального художественного образования созданной в свое время П. П. Чистяковым педагогической системы, отшлифованного им до блеска творческого дидактического метода, взрастившего на практике огромное число даровитых и на удивление столь непохожих друг на друга русских художников. Чтобы не быть голословными, упомянем к случаю только некоторых из учеников и последователей Чистякова, имена которых, как нам представляется, сегодня у всех любителей искусства, а тем более у художников-профессионалов явно на слуху. Это Илья Репин, Валентин Серов, Василий Поленов, Михаил Врубель, Василий Суриков, братья Виктор и Аполлинарий Васнецовы и др. Однако в последние годы в различного рода информационных педагогических источниках стали все чаще звучать голоса ученых-теоретиков и методистов-практиков относительно необходимости обратиться к углубленному теоретико-методическому исследованию творческого художественно-педагогического наследия П. П. Чистякова. Действительно, в многоплановом жизненно-профессиональном опыте Павла Петровича Чистякова наверняка есть немало ценного для развития художественно-педагогической практики наших дней.

Широкий социально-культурный масштаб личности П. П. Чистякова, самобытная структура его художественно-педагогической одаренности, небывало стремительный темп обретения высокого педагогического мастерства и методического совершенства, на наш взгляд, не позволяют до настоящего времени в самом обобщенном теоретико-методологическом плане охарактеризовать его истинный вклад в дело фундаментального реформирования системы художественного образования в России. Справедливости ради следует сказать, что к настоящему времени немалое число теоретически обстоятельных искусствоведческих, педагогических и методических работ выполнено в аспекте задач раскрытия самых различных сторон, свойств и граней творческой художественно-педагогической деятельности Павла Петровича Чистякова (Э. М. Белютин, И. В. Гинзбург, Н. М. Молева, А. М. Савинов, Д. В. Сарабьянов, А. А. Сидоров, О. В. Шаляпин и др.). В опубликованных материалах перечисленных здесь авторов, а также в письмах, записных книжках самого Павла Петровича, в многочисленных воспоминаниях его учеников и последователей содержится весьма обширная фактологическая база для разноплановых философско-методологических, социально-культурных, психологических и педагогических обобщений. Но особо, думается, следует указать на то удивительное для нас обстоятельство, что до настоящего времени пока еще не создана универсальная модель эффективного использования всякий раз уникального опыта творчески одаренных художников-педагогов прошлого в опытно-поисковой методической деятельности педагогов наших дней. Психологический ключ для постепенного выстраивания такой модели, вероятно, может быть обнаружен в творческом художественно-педагогическом наследии П. П. Чистякова.

Однако масштаб углубленного теоретико-методологического исследования творческого художественно-педагогического наследия П. П. Чистякова может быть и иной — более широкий, социально центрированный, связанный с его подвижнической общественно-преобразующей художественно-образовательной деятельностью. Здесь нелишним будет вспомнить, что, прозорливо заглядывая в будущее, известный русский критик Владимир Васильевич Стасов (1824-1906), будучи, как известно, современником П. П. Чистякова, со всей уверенностью говорил о нем как о «всеобщем педагоге русских художников». Это небывало высокое оценочное суждение выдающегося русского исследователя-энциклопедиста было впоследствии неоднократно подтверждено отечественной историей, теорией и методикой многоступенчатого художественного образования. Изначально столь высоко взятый тон в оценке самобытной творческой индивидуальности художника-педагога Чистякова, вне всякого сомнения, ставит перед корпусом нынешних российских ученых-гуманитариев проблему осуществления системно-комплексного междисциплинарного исследования феномена Чистякова, бесспорно являющегося одним из основоположников современной российской художественно-педагогической школы. Внесем же и мы свой небольшой теоретический вклад в обсуждение этой, столь сегодня актуальной, проблемы.

Известно, что одним из наиболее убедительных индикаторов, объективно гарантирующих продуктивность получения качественно новой научной информации о социально-культурных условиях, принципах, закономерностях и механизмах успешного жизнеосуществления творчески одаренной личности в тех или иных конкретных пространственно-временных обстоятельствах, является предварительное выстраивание методологически убедительной системы контрольно-диагностических измерений, изоморфных структуре изучаемого феномена. Аппарат научного поиска, методы и приемы исследования социально-личностных явлений становятся в наши дни все более разнообразными, измерительно точными, все более чувствительными к малейшим структурно-функциональным изменениям изучаемого явления, свойства или процесса. Именно поэтому попытки обращения к целенаправленному научному исследованию, казалось бы, давно ушедших от нас педагогических времен, в том числе и, условно говоря, пространственно-временных отношений эпохи П. П. Чистякова, при наличии тщательно отработанного контрольно-измерительного инструментария, могут, с одной стороны, принести обнадеживающие — статистически достоверные и аналитические убедительные — результаты. Либо, с другой стороны, позволят как-то по-новому, в методологически ином свете увидеть, переосмыслить, понять, казалось бы, уже хорошо известные фактические данные.

Осуществляемое нами в течения ряда последних лет комплексное междисциплинарное исследование жизненно-профессионального пути художника-педагога П. П. Чистякова опиралось на предварительно многократно проверенный в работе теоретико-методологический и методико-практический инструментарий. Во-первых, на частично подтвержденную в длительном естественном эксперименте (по А. Ф. Лазурскому) гипотезу о специфике методического проявления творческой индивидуальности у наделенных воспитательным талантом практических педагогических работников при восхождении их на стадию достижения своей личностно-профессиональной зрелости («акмэ»). Во-вторых, на системно адаптированный к современным условиям личностно-биографический метод сопутствующего деятельностно-практического контроля за процессом становления авторского педагогического опыта. В-третьих, на базовые принципы эффективного использования универсальной аналоговой модели сравнительно-сопоставительного анализа эталонных образцов творческого педагогического опыта.

Проведенное исследование показало, что стратегическая линия методологических исследовательских поисков, связанных с раскрытием ключевых условий, противоречий и механизмов эволюционно-динамического пути развития общероссийской концептуальной модели существования научной художественно-педагогической школы (в том числе и в виде ее регионально-территориальных вариаций), может быть непротиворечиво соотнесена с линией сугубо тактических исследовательских поисков, связанных с выявлением и описанием методически предельно конкретных художественно-дидактических способов, приемов и подходов, ярко заявивших о себе в деятельности особо творчески одаренных художников-практиков прошлого и настоящего. Далее мы предположили, что почти за любым таким оригинальным творческим методическим случаем (способом или приемом) представлена вполне определенная воспитательно-обучающая схема действий, обеспечивающая при ее умелом практическом применении более эффективную трансляцию авторского педагогического опыта, потенциально стимулирующего развитие художественно-педагогических навыков и способностей как у начинающих, так и у более опытных педагогов-художников.

Сознательно проецируя таким образом теоретически «настроенный» и инструментально подкрепленный ретроспективный критический взгляд на «любимое детище» П. П. Чистякова — оригинальный (а, говоря современным научным языком — авторский) художественно-дидактический метод, составляющий глубинное содержательно-смысловое ядро его многократно прокомментированной искусствоведами и художниками педагогической системы, мы, к настоящему времени смогли: а) качественно по-новому объяснить поэтапно выстроенную эволюцию внутриличностного синтеза «художественного» и «педагогического» начал в относительно гармонично сбалансированном личностно-профессиональном пути П. П. Чистякова; б) понять основную причину, по которой Чистяков особую значимость в успешном становлении будущего художника придавал начальному этапу выстраивания тщательно продуманных художественно-дидактических упражнений; в) опровергнуть все еще бытующее одностороннее представление о П. П. Чистякове как типичном педагоге-новаторе, азартно крушащим все устаревшее прошлое, и таким образом дающим простор всему новому, но, напротив, охарактеризовать Чистякова как «натуру всеобъемлющую» (И. Е. Репин), как вдумчивого исследователя окружающей пространственно-временной среды, как педагогически талантливого художника-экспериментатора, критически осваивающего даже отвергаемый опыт предшествующих поколений, наконец, как гениального человека, способного по максимуму, во всей полноте и красочности отразить свое время и даже с надеждой заглянуть в будущее.

Список литературы
1. Величковский Б. М., Князев Г. Г., Валуева Е. А., Ушаков Д. В. Новые подходы в исследовании творческого мышления: от феноменологии инсайта к объективном методам и нейросетевым моделям // Вопросы психологии. — 2019. — № 3. — С.3–15.
2. Репин И. Е. Далекое близкое. —М.: Издательство АСТ, 2020. — 576 с.
3. Чистяков П. П. Письма, записные книжки, воспоминания (1832-1919) / Сост. Э.М. Белютин, Н. М. Молева —М.: Издательство «Искусство», 1953. — 310 с.
4. Молева Н. М., Белютин Э.М. Русская художественная школа второй половины ХIХ – начала ХХ века. —М.: Издательство «Искусство», 1967. — 390 с.
5. Гинзбург И. В. П. П. Чистяков и его педагогическая система. —Л.–М.: Издательство «Искусство», 1940. — 202 с.
6. Сарабьянов Д. В. История русского искусства второй половины ХIХ века: Курс лекций. —М.: Издательство МГУ, 1989. — 384 с.
7. Савинов А. М. Система преподавания П. П. Чистякова как пример профессиональной деятельности художника-педагога // Педагогика искусства: электронный научный журнал. — № 3. — 2010, URL: http://www.art-education.ru/AE-magazine/new-magazine-3-2010.htm
8. Боровиков Л.И. Исследование воспитательного таланта. Ресурсные возможности личностно-биографического метода. // Сибирский учитель. — 2016. — № 1. — С. 5-8.
9. Боровиков Л. И. Экспертная оценка профессионального воспитательного мастерства педагога. Аналоговая модель совершенствования на основе отечественной художественной критики // Сибирский учитель. Специальный тематический выпуск «Образование Новосибирской области: стратегические приоритеты», — 2018 — С. 41–45.
10. Шаляпин О. В. Педагогика портретного искусства: Педагогические принципы портретного образа в системе подготовки художника-педагога. Автореф. дис. ... д-ра пед. наук. —Омск, 2010. — 40 с.