Интеллектуальное воспитание в процессе изучения японского языка. Культурологическая модель дополнительного образования

Аннотация. Результаты опытно-поисковой деятельности представлены в виде пяти психолого-педагогических принципов, следование которым обеспечит не только интенсивное развитие интеллекта, но и позволит сформировать интерес к культурным языковым традициям своей страны, а также страны изучаемого языка

Ключевые слова: дополнительное образование, интеллектуальное воспитание, японский язык, культурно-развивающий потенциал обучения

В широко известном учебном пособии «Психодидактика школьного учебника. Интеллектуальное воспитание учащихся» Э. Г. Гельфман и М. А. Холодная определяют интеллектуальное воспитание как форму организации образовательного процесса, которая позволяет создать условия для раскрытия ментальных творческих способностей каждого ученика на основе целенаправленного обогащения его умственного опыта [1]. В настоящей статье, обобщая свой личный опыт преподавания японского языка [2], а также методические наработки ряда творчески работающих новосибирских педагогов [3], я попытаюсь сформулировать несколько ключевых профессионально-педагогических положений, в гипотетическом плане определяющих, на мой взгляд, позитивное влияние процесса изучения иностранных языков на развитие интеллектуальных творческих возможностей школьников. В своем системно-целостном виде эти положения применялись нами в рамках реализации дополнительной общеразвивающей программы «Открытие Японии» творческого объединения «Химавари» Дома детского творчества «Центральный». В методологическом плане мы ориентировали свою поисковую исследовательскую деятельность на культурологическую концептуальную модель [4], отвечающую ментально-дидактическому потенциалу дополнительного образования. А ментальное культурно-развивающее пространство, вслед за Э. Г. Гельфман и М. И. Холодной, мы определяем как субъективно-личностный диапазон освоенных учащимися ценностно-смысловых отношений, позволяющих им производить мысленные произвольные творческие перемещения.

Программа «Открытие Японии» рассчитана на учащихся среднего звена — 10-16 лет, так как в этом возрасте возможно сознательное изучение языка, основанное на внутренней мотивации, кроме того, к этому этапу онтогенеза личного опыта у учащихся достаточно для культурологического сравнения особенностей родной и изучаемой страны. Цель программы — формирование социокультурных и языковых компетенций, достаточных для самого простого общения на японском языке.

Изучение иностранного языка актуализирует знания, полученные на родном языке. Одним из недостатков современной школьной дидактической системы нередко называют отсутствие связи изучаемого в школе содержания образования с реальной жизнью. Школьники не всегда могут применять полученные знания на практике, что приводит к быстрому забыванию изученного материала. Отчасти эту проблему может решить изучение иностранного языка, особенно по культуроцентрированным программам в учреждениях дополнительного образования. В первую очередь при таком обучении становятся актуальными лингвистические знания — названия частей речи и частей предложения, понятия числа, лица, времени, спряжения и т. д. Сложно изучать структуру какого-либо языка, не понимая структуру языка родного. Порой учителям иностранного языка, увы, приходится выступать в роли репетитора по русскому языку, объясняя и напоминая правила и нюансы русской грамматики, лексики, фразеологии и других разделов лингвистики.

Однако актуализация знаний не ограничивается только языковедением. Общение на любом языке требует содержательной части, которая у всех учащихся усвоена на своем родном языке. В зависимости от темы урока, от изучаемой грамматики и от желания учителя и учащихся, на уроках могут обсуждаться любые иные дисциплины. От предложения «Москва — столица Российской Федерации» до предложения «Вчера на уроке математики мы начали изучать тригонометрию и, кажется, в моей жизни нет ничего сложнее».

Изучение иностранного языка тренирует у учащихся внимание и память. На занятиях по иностранному языку обязательным видом деятельности является перевод предложений и текстов с одного языка на другой. Можно ли считать правильным перевод, в котором часть слов из оригинального предложения была пропущена? Например, предложения «Я люблю картошку» и «Я люблю чистить картошку» имеют совершенно разное значение. Чтобы передать смысл верно, учащиеся должны очень внимательно читать текст, учитывая каждую деталь. На ранних этапах обучения можно встретить ошибки даже из-за неправильного прочтения букв в слове. Разница между словами «печка» и «речка» при их отличии «всего» на одну букву для нас очевидна, однако у новоиспеченных лингвистов незнакомая азбука порой вызывает большие сложности.

Пожалуй, сложно считать равнозначными предложения «Прошу прощения, я не смогу приехать» и «Извини, я не приеду», хотя на другом языке они могут звучать одинаково. В таких случаях учащиеся вынуждены учитывать контекст, чтобы сохранить смысл и стиль предложения. Соответственно, они должны помнить общий смысл всего рассказа, настроение персонажей и множество других нюансов, что, конечно, требует хорошей памяти.

Изучение иностранного языка развивает точность формулировок.  «Он весь день валялся». Такая фраза у многих людей сформирует негативное отношение к человеку, о котором идет речь, ведь он наверняка «валялся без дела». Однако, стоит лишь уточнить значение слова «валялся» в данном предложении, как отношение может сменить негативную окраску на сочувствие. Вместо «валялся без дела» поставим «валялся без сил», и перед нами возникает образ человека уставшего, вымотанного, больного.

В повседневной речи мы зачастую стараемся передать свое отношение к людям, предметам, событиям. Для корректного перевода необходимо учитывать позитивную или негативную окраску определенных слов как в языке оригинала, так и в языке, на который нужно осуществить перевод. Более простой, но не менее важный аспект, который должен интерпретировать переводчик, — это характер действия. Такие слова, как «ползет», «топает», «вышагивает», «марширует», «скачет», позволяют представить действие более детально, чем лаконичное слово «идет». Выбор слова из ряда синонимов напоминает различные виды интеллектуального досуга, например, при решении кроссворда часто возникает несколько вариантов ответа — до тех пор, пока не станет известной буква, которая присутствует только в одном из вариантов.

При этом, подчеркнем это обстоятельство особым образом, умение точно формулировать мысли не ограничивает мышление, а наоборот способствует становлению богатой речи.

Изучение иностранного языка способствует пониманию других культур. Невозможно представить себе изучение языка без изучения культуры определенной страны. Географическое расположение, национальные символы, история, традиции и современность, внешний вид, популярные блюда — представление об этом формирует у учащихся тесную связь языка и культуры, попутно расширяя кругозор.

Кроме того, специфика осваиваемого культурного менталитета приводит к возникновению типичных особенностей грамматических и семантических. Например, в японском языке выделяется только два времени — прошедшее и настояще-будущее. В качестве примера настояще-будущего времени в русском языке можно привести следующую фразу: «Завтра я еду в университет». Уверенность и наличие образа совершенного действия приводят к слиянию времен, что в русском языке воспринимается скорее как грамматическая ошибка. В то же время строгая точность действий для японцев — очень важная черта, которая и формирует вышеописанную уверенность. Изучая такие особенности, учащиеся учатся глубже понимать и принимать другие способы культурно-этикетного мышления.

Изучение иностранного языка носит индивидуальный характер. Одно из самых популярных упражнений на уроке иностранного языка — это составление учащимися своих примеров по заданной конструкции. При этом ограничивается только грамматическая часть предложения, а его содержание полностью зависит от учащегося. В таком задании каждый учащийся получает «свободу слова», возможность говорить о том, что ему действительно интересно.

Как известно, большинство курсов по иностранным языкам составляется таким образом, что в первое время учащиеся учатся идентифицировать себя и окружающий мир с помощью нового языка. Короткий рассказ о себе, включающий имя, возраст, принадлежность к учебному заведению — у каждого учащегося он свой, такой рассказ нельзя повторить. Дополнительное образование, конечно же, не может обойти стороной такого рода деятельность.

Многие учебники включают в себя такие разделы, как «моя семья», «мой друг», «мое хобби», «мое домашнее животное», «мое любимое блюдо». Эти темы подразумевают возможность написания сочинения, что также является популярным приемом среди учителей. В сочинениях учащиеся учатся рассказывать о привычных вещах на непривычном языке, стараются составить текст интересно и понятно. Занятия по иностранному языку являются одним из способов самовыражения для школьников, где они могут рассказать о себе, своих увлечениях. При этом учащиеся занимаются самоанализом, оценивают насыщенность своей жизни, свои успехи, о которых они могли бы рассказать. В итоге простое написание сочинения может стать толчком к саморазвитию.

Таким образом, культурно-ориентированное изучение иностранного языка в системе дополнительного образования не только позволяет осваивать значения слов на другом языке, но также актуализирует имеющиеся знания, личный опыт, расширяет кругозор, развивает внимание и память, тем самым совершенствуя интеллектуальные возможности и формируя заинтересованность в саморазвитии.

Литература

1. Гельфман, Э. Г., Холодная М.А. Психодидактика школьного учебника. —М.: Изд-во Юрайт, 2018. — 328 с.
2. Павлова, С. А. Изучение иностранного языка как средство интеллектуального воспитания : сборник научно-методических статей. — Новосибирск: Изд-во НИПКиПРО, 2020, с. 194-197.
3. Елисеева, И. В. Особенности преподавания японского языка для детей. (Из опыта работы в Лицее №22 «Надежды Сибири» и МКЦ «Сибирь-Хоккайдо») // Актуальные проблемы изучения Японии и японского языка: Материалы Второго Сибирского симпозиума (Новосибирск, 26-28 марта 2010 г.). Новосибирск: Изд-во НГУ, 2010, с. 49-51.
4. Таберко, Н. М. Культурологическое погружение как способ достижения личностных результатов обучающихся // Человек в мире культуры. —2015. —№2. — С. 31-36.