Абилитационная симфония А.И. Бороздина. Из творческого наследия сибирских педагогов

Номер: 

Аннотация. На основе обобщённого теоретического анализа профессионально-жизненного пути новосибирского педагога-новатора А.И. Бороздина предложена объяснительная формула его авторского художественно-творческого метода абилитации.
Ключевые слова: абилитационная педагогическая теория и абилитационная педагогическая практика; личностно-биографический подход в исследовании сущностных основ абилитации; авторский творческий метод Бороздина

В стремительно нарастающем массиве разноплановых научно-методических публикаций по вопросам теории и методики работы с детьми, имеющими тяжёлые и множественные нарушения развития, фактически исключающих полноценное обучение таких детей не только в общеобразовательной, но и в коррекционной школе [1; 2; 3 и др.] особое место занимают абилитационные педагогические разработки талантливого новосибирского педагога-музыканта, Заслуженного работника культуры Российской Федерации, Алексея Ивановича Бороздина (1937-2021). В российском и международном сообществе педагогов-новаторов А.И. Бороздин известен как создатель оригинальной авторской абилитационной педагогической модели, ядром которой, если по максимуму упростить суть дела, является метод системно-целевой интеграции индивидуальных занятий музыкой, изобразительным творчеством и занятий по общему развитию [4].
Вот уже без малого 30 лет тому назад в новосибирском Академгородке под нужды апробации когда-то интуитивно найденного творческого абилитационного педагогического метода был открыт «Детский оздоровительно-образовательный (социально-педагогический) центр А.И. Бороздина». А в 2014 году для укрепления наметившейся успешной линии поисковой абилитационной деятельности с так называемой категорией необучаемых детей, для теоретического анализа, систематизации и презентации накопленного творческого абилитационного педагогического опыта было учреждено единственное в своём роде Государственное бюджетное учреждение Новосибирской области «Областной методический центр абилитационной педагогики» (ОМЦАП). Автор настоящей статьи был (с несколькими временными перерывами) в составе корпуса научных консультантов ОМЦАП, в частности, руководил процессом обобщения и распространения (диссеминации) авторского абилитационного художественно-педагогического опыта абилитационной команды А.И. Бороздина.
За истёкший период времени по разрабатываемой абилитационно-педагогической тематике сотрудниками ОМЦАП (И.В. Фаргер, Т.В. Гриднева, К.А. Гулева, А.В. Курилова, Н.В. Михеева, Я.Ю. Тагиева и др.) было опубликовано более 50 научных и научно-методических статей, брошюр, разработок, проведено множество семинаров, консультаций, мастер-классов и тренингов областного, всероссийского и международного уровня. В числе особо значимых издательских проектных мероприятий следует назвать выпуск обстоятельного по своему содержательному охвату методического пособия в пяти частях: «Абилитационная педагогика в вопросах и ответах» (2015-2019 гг.). Небезынтересно будет здесь перечислить наименования частей. Итак, часть I: «Развитие профессионального мастерства»; часть II: «Взаимодействие с родителями»; часть III: «Искусство общения»; часть IV: «Системная диагностика»; часть V: «Практическое моделирование».
По итогам систематизации накопленного абилитационного педагогического опыта Алексея Ивановича был также осуществлён выпуск методического видеоальбома «Творческий портрет А.И. Бороздина». (видеоальбом был подготовлен в рамках реализации программы выигранного президентского гранта). Содержание видеоальбома включало в себя следующие структурные разделы: «Диалог с ребёнком»; «А.И. Бороздин и Федя»; «О рождении метода»; «О создании школы»; «Об учениках»; «Об уроках с аутистами»; «Тематический урок Кролик и улитка». В настоящее время материалы видеоальбома разнопланово используются в ходе работы с различными категориями практических педагогических работников Новосибирской области, а также ряда других краёв и областей Российской Федерации.

Несколько слов скажу теперь и лично от себя. Особо памятен для меня оказался начальный, стартовый, самый первый момент нашего знакомства с А.И. Бороздиным. А дело было так. В 2000 году Алексей Иванович Бороздин принёс в издательский отдел Новосибирского областного института повышения квалификации работников образования вполне корректно составленный сборник печатных материалов, подготовленных его единомышленниками-коллегами по «абилитационному цеху». Однако полагающуюся для официальной печати рецензию на столь смелую новаторскую  книгу под названием «Этюды абилитационной педагогики» никто из тогдашнего состава достаточно авторитетных «педагогов-коррекционщиков» дать не отважился... Данное, скажем так, несколько неловкое обстоятельство как раз и стало причиной для личного обращения Алексея Ивановича Бороздина ко мне, работавшему в ту славную пору в должности проректора по научно-методической работе указанного института.
С моей помощью вопрос разрешился самым благоприятным образом. Тем более что все тексты «абилитационных педагогических этюдов» были написаны живым, искренним, правдивым и, что самое, пожалуй, главное, далёким от какой бы то ни было казённой белиберды и научной схоластики слогом. Признаюсь, что, выступив в качестве рецензента сборника, а заодно и научного редактора этого издания оригинальных авторских материалов я не удержался и добавил к предлагаемому коллективом авторов названию, казалось бы, простую, но на мой взгляд, принципиально важную фразу: «Из опыта работы Школы Бороздина». Плюс указал на не совсем привычный для тех лет исследовательско-методический жанр книги — «монографическое эссе». Наконец, войдя во вкус, совсем осмелел и в полагающемся к сборнику предисловии сформулировал своё собственное определение педагогической абилитации, которое, как оказалось, постепенно вошло в общественный педагогический обиход и обрело силу своеобразной визитной карточки. В целом же, вышедшая в свет книга, благодаря сети Интернет, обрела популярность и имела весьма и весьма счастливую общероссийскую и международную судьбу [5].
При случившейся таким образом первой моей встрече с Алексеем Ивановичем Бороздиным он показался мне весьма типичным представителем уже довольно редкой даже для того времени категории «российских романтиков советского периода», предстал высококультурным, разносторонне образованным человеком, искренне преданным своему музыкально-творческому абилитационному делу, специалистом, глубоко знающим музыкальное исполнительское искусство, но в тоже самое время умеющим по-менеджерски рационально, даже, лучше будет сказать, — элегантно, распорядиться его потенциальными личностно-развивающими возможностями. Так всё в последующие годы нашего знакомства и оказалось на самом деле.
За прошедшие три десятилетия, как неоднократно говорил об этом сам Алексей Иванович, было предпринято немало усилий с междисциплинарных научно-теоретических позиций обосновать причину феноменального социально-профессионального успеха творческой абилитационной деятельности команды А.И. Бороздина. Истина открывалась неохотно. И во многом потому, что, на мой взгляд, учёные-исследователи как бы по умолчанию игнорировали глубинные закономерности психологии искусства, природу его целостного созидательно-терапевтического воздействия на растущую личность, пусть даже имеющую какие бы то ни было стойкие нарушения в своём развитии. В руках талантливого человека незримый потенциал искусства как раз и обретал ту таинственную созидательно-терапевтическую силу, которой так оригинально смог распорядиться в своей жизни Алексей Иванович, воодушевив на это и свою слаженную художественно-педагогическую команду. С этой рабочей гипотезой мы и действовали в экспериментальном исследовательско-педагогическом режиме, начиная с 2015 года. Пять ежегодных выпусков методического сборника «Абилитационная педагогика в вопросах и ответах» отразили в основном весь спектр обнаруженных нами идей, проблем и методических подходов. Вместе с тем, в ходе логически закономерно завершившегося в 2020 году междисциплинарного научно-практического эксперимента мы постоянно пытались применить различные «контрольно-измерительные лекала» для раскрытия исинной природы абилитационно-творческой одарённости Алексея Ивановича Бороздина. Наши пробы, попытки и конструкции не давали ожидаемого эффекта. И только после завершения всех обобщающих исследовательско-аналитических процедур, в середине февраля 2021 года вдруг удалось (почти случайным образом) найти, на наш взгляд, наиболее подходящую пятикомпонентную объяснительную формулу творчества, предположительно способную исчерпывающе объяснить подлинно созидательные новаторские педагогические идеи Бороздина. Формула эта была разработана Робертом Стернбергом и Тоддом Лабертом (Robert J. Sternberg and Todd I. Lubart) [6, с. 100-106]. Приведём её в максимально адаптированном под нужды авторской абилитационной педагогической модели А.И. Бороздина виде.
Первый компонент — глубокий фундамент собственным трудом добытых разносторонних жизненно-профессиональных знаний в области общей психологии детства, теории инструментального исполнительства и методики преподавания различных видов искусства. Достаточно, думаю, будет, во-первых, напомнить здесь о более чем 70 подготовленных А.И. Бороздиным в период работы в ДМШ победителей-лауреатов различного рода престижных детских конкурсов виолончелистов, во-вторых, напомнить о событийном историко-музыковедческом открытии Алексеем Ивановичем нескольких неизвестных ранее произведений выдающегося чешского композитора Йозефа Мысливичека (1737-1781), и, наконец, в-третьих, вспомнить талантливо, со вкусом написанную художественную, а вместе с тем и в чём-то социально-биографическую книгу «В контексте жизни» [7] и др.  

Второй компонент — навыки образного мышления, позволяющего почти мгновенно увидеть в качественно новом свете практически любую встретившуюся в работе с абилитируемыми детьми затруднительную ситуацию.
Третий компонент — азарт личности, способность к риску, упорство в преодолении возникающих преград и умение почти мгновенно сконцентрироваться на возникшей проблеме, категорически избегая отвлекающих раздражителей.
Четвёртый компонент — внутренняя мотивация, сосредоточенность на ней, закрепившаяся способность получать истинное, глубочайшее удовольствие от хорошо выполняемой деятельности и успешного достижения выдвинутых задач. Внешние мотивы, в том числе и мнения окружающих, отодвигаются при этом на самый дальний план.
Пятый компонент — творческая среда. Где бы не работал Алексей Иванович, что бы он не делал, оригинальные новаторские педагогические идеи постоянно вспыхивали, подпитывались и дорабатывались им в неподдельно искреннем общении с коллегами, внутренне побуждая их к творческому росту и совершенствованию.

POST SCRIPTUM
Безжалостная пандемия как-то вдруг неожиданно в праздник Сретения Господня унесла из жизни Алексея Ивановича Бороздина. Произошло это 15 февраля 2021 года. Но в памяти нашей продолжает своё закономерное инобытие удивительно светлый, трепетный и по-прежнему вдохновляющий нас эталонный образ самого беззаветного служения высоким идеалам творчества, того неиссякаемого, подлинно духовного настроя, на который только и способен истинно талантливый человек.  
«Не жизни жаль с мучительным дыханьем.
Что жизнь и смерть? Но жаль того огня,
Что просиял над целым мирозданьем,
И в ночь идёт, и плачет уходя...»
                         Фёдор Тютчев, русский поэт

Литература

  1. Семенович А.В. Нейропсихологическая коррекция в детском возрасте. Метод замещающего онтогенеза: Учебное пособие. 12-е изд. —М.: Изд-во «Генезис», 2020. — 474 с.
  2. Цветков А.В. Нейропедагогика особого детства. —М.: «Издание книг ком», 2019. — 128 с.
  3. Константинова И.С. Музыкальные занятия с особым ребёнком: взгляд нейропсихолога. —М.: Изд-во «Теревинф», 2013. — 352 с.
  4. Боровиков Л.И. Искусство абилитации. Школа А.И. Бороздина. К теоретическому обоснованию авторской педагогической модели // Сибирский учитель. — 2015. — 3. — С. 21-24.
  5. Этюды абилитационной педагогики. Из опыта работы «Школы Бороздина»: монографическое эссе / по науч. ред. Л.И. Боровикова. Новосибирск: Изд-во НИПКиПРО, 2000. — 186 с.
  6. Майерс Д. Интуиция. —СПб.: Изд-во «Питер», 2020. — 448 с.
  7. Бороздин А.И. В контексте жизни. — Новосибирск: Издательский дом «Сибирская горница», 2012. —472 с.
  8. Боровиков Л.И. Исследование воспитательного таланта. Ресурсные возможности личностно-биографического метода. // Сибирский учитель. 2016. № 1. С. 5-8.
  9. Войтюк Д.К. Обобщение опыта авторской абилитационной деятельности в системе дополнительного образования (педагогическое творчество А.И. Бороздина) // Дополнительное образование детей: педагогический поиск. Сборник научно-методических статей с международным участием. —Новосибирск: Агентство «Сибпринт», 2019, с.31-38.
  10. Василенко О. Школа Бороздина. В ожидании чуда // Радуга. Медицинский иллюстрированный журнал. —2016. — №1. — С. 28-31.