Живая история дополнительного образования в зеркале нарративных биографических повествований

Номер: 

 

Беда иной литературы заключается в том, что мыслящие люди не пишут, а пишущие люди не мыслят

П. А. Вяземский, русский поэт, историк и государственный деятель

В справедливости слов П. А. Вяземского, вынесенных в эпиграф данной статьи, едва ли кому придет на ум сомневаться. Подмеченный Петром Андреевичем парадокс человеческой ментальности, к сожалению, дает о себе знать и в настоящее время. Даже в среде многоопытных учителей и талантливых педагогов дополнительного образования. Устная и письменная речь — весьма различные между собой явления. Не всегда они живут в ладу друг с другом, не всегда мирно сосуществуют в жизненно-профессиональном опыте даже одного конкретного педагога-практика. Специальная вербальная одаренность тому причина, либо что-то иное — трудно с ходу ответить.

Яркий автобиографический рассказ педагога, всерьез связавшего когда-то свою профессиональную судьбу с внешкольным, а ныне дополнительным, образованием, может вне всякого сомнения на относительно короткое время погрузить нас в живую историко-культурную атмосферу прошлого. Он способен содержательно обогатить нас, взволновать, эмоционально приподнять и порадовать или даже настроить на исследовательско-аналитический лад, особенно тогда, когда искренний наш собеседник, воспользовавшись предоставленной ему свободой нарративного повествования, не только объективно констатирует выпавшие на его долю жизненные историко-педагогические события и факты, но и дает им свои собственные личностно-смысловые комментарии.

Напротив, пишущая многостраничные историко-аналитические фолианты научная братия всех мастей (философской, социологической, культурологической, психологической, педагогической, методической и др.) сплошь и рядом создает, возможно нужные, но зачастую рутинные, эмоционально обедненные тексты, не несущие в себе подлинного дыхания жизни прошедших времен. Для педагогики дополнительного образования это, по нашему глубочайшему убеждению, неприемлемо.

Как можно откорректировать сложившееся положение дел? Как добиться того, чтобы в словесно-описательной (совсем неважно — письменной или устной) историко-педагогической картине бытия, совместно создаваемой исследователями-теоретиками и педагогами-практиками, не исчезал, а трепетно пульсировал эмоционально-смысловой дух уже ушедших от нас мгновений педагогической истории? Столетие системы внешкольного (дополнительного) образования в России побуждает всех нас к методико-технологическим поискам в данном направлении. Свой выбор в прикладной деятельностно-практической разработке этой важной проблемы мы остановили на нарративном историко-педагогическом интервью — особом исследовательском методе, предполагающем относительно свободное повествовательное изложение интервьюируемым человеком своих мыслей относительно личностно значимых событий, фактов и периодов истории. В нашем случае — российской истории внешкольного (дополнительного) образования.

Метод нарративного интервью (от англ. narrative — рассказ, повествование, изложение фактов) достаточно широко используется в практике антропологических, социологических и психотерапевтических исследований. Современная отечественная психологическая наука также приступила к его обстоятельному, теоретически обеспеченному применению (Н. П. Бусыгина, Т. И. Чиркова и др.). Очередь теперь за практической педагогикой, в состав которой мы включаем и уникальную отечественную педагогику дополнительного образования. 

Предлагаемый нами вариант проведении нарративного историко-педагогического интервью, пройдя опытную экспресс-апробацию, показал, что даже самый косноязычный человек, воскрешая из своей памяти факты и события исторического прошлого, непосредственно связанного с системной внешкольного (дополнительного) образования почти мгновенно из «неговорящего» субъекта становится говорящим, из, так сказать, «не пишущего» — пишущим, то есть способного достойным образом (даже в каком-то своем стиле и тоне) излагать на бумаге жизненно-профессиональные размышления «о времени и о себе» (В. Маяковский). Научно-обобщенное и предметно-жизненное знание об историко-педагогической действительности, по нашим наблюдениям, здесь сразу же интегрируется в единый нарративный педагогический образ — особого рода субъективно-личностный конструкт, охватывающий своим объемом как социальную реальность, так и переживаемый субъектом мир.

Причина достижения столь высокого эффекта нарративного историко-педагогического метода исследования заключена не только в актуализации субъективных личностно-смысловых оснований усвоенного в ходе жизни социокультурного опыта нарратора (обследуемого человека), но и в особой структурной организации самого нарративного интервью, оставляющего, по нашему изначальному замыслу, высокую степень свободы для раскрытия повествовательной личной педагогической истории. Так, интервьюируемому человеку (по преимуществу педагогу-практику), в процессе проведения письменного нарративного интервью предоставлялась для заполнения структурированная по пяти десятилетиям историко-хронологическая матрица, в которую он мог записать один или более особо памятных жизненных примеров, хранящихся в его долгосрочной памяти. Но, как известно, не у всех людей эмоциональная память является доминирующим компонентом сохранения жизненно-профессионального опыта. Может иметь место и рационально-логическая доминанта. Поэтому у любого нарратора была возможность дать (по своим субъективно-личностным ощущениям) краткую характеристику соответствующего исторического периода, указав на его сущность и особенности. Наконец, немаловажным моментом в получении научно состоятельной исследовательской нарративный информации выступало  для нас социальное положение (социальная роль), которую занимал обследуемый человек в комментируемый им период истории.

Как следствие, интенсивно накапливаемая нами нарративная историко-педагогическая информация о дополнительном образовании даст возможность  в самое ближайшее время составить более развернутое представление о некоторых глубинных процессах и проблемах, объективно имевших место в истории отечественного образования, увидеть эти процессы и проблемы в их уникальном жизненно-профессиональном освещении самих практических педагогических работников.

Уважаемые педагоги дополнительного образования Новосибирской области!

Свои нарративные педагогические истории о дополнительном образовании Вы можете присылать по следующему электронному адресу: Bliu@donso.su

Предлагаем познакомиться с некоторыми реально заполненными образцами разработанных нами нарративных педагогических схем. Эти информационно емкие и эмоционально насыщенные рассказы-повествования присланы из городского Центра дополнительного образования города Искитима Новосибирской области.

Нарративное педагогическое интервью  В. Т. Аубакировой

Нарративное педагогическое интервью Н. В. Горякиной

Нарративное педагогическое интервью Е. А. Кравченко

Нарративное педагогическое интервью М. И. Курдюмовой

Нарративное педагогическое интервью А. А. Почиваловой

Нарративное педагогическое интервью О. Г. Тимошенко

Нарративное педагогическое интервью В. С. Сёменовой